Ждать было нельзя. Случай Лизы Батуевой из Нижнего Тагила как раз тот, когда промедление смерти подобно. Потому столичные кардиохирурги практически в экстренном порядке сделали малышке жизнеспасающую операцию. Но теперь семье нужна наша с вами помощь в оплате хирургического лечения.

Сколько шансов?

Маленькая Лиза любит рисовать. Вот солнышко, домик, мама и папа. Семья – её прибежище. Мир дружелюбия, покоя, безграничной любви. Здесь она чувствует себя защищённой от своих нехитрых детских страхов. Хотя нет, один страх очень серьёзный – это врачи. Но они же не здесь, не дома. Они в больницах, где малышке пришлось побывать неоднократно и где ей было очень и очень плохо. Это «плохо» у трёхлетней глупышки пока прочно ассоциируется с «дядями» и «тётями», которые её слушали, смотрели, подключали к ней какие-то непонятные приборы, делали «больнючие» уколы, увозили от мамы в операционную. Лизонька настолько мала, что ещё не в состоянии понять: эти «дяди» и «тёти» подарили ей жизнь, использовав единственный шанс.

Ох, как трудно досталась Лизонька маме. Беременность стала для Ирины Батуевой тяжким испытанием: непонятные приступы, спазмы, слабость. Гулять будущая мама могла только опираясь на руку мужа. «Но я её берегла, как могла, – говорит сегодня Ирина про дочку. – Рожать меня направили в перинатальный центр, пыталась сама, но так и не получилось, пришлось делать кесарево сечение». На выстраданную дочку мама наглядеться не могла: светленькое, большеглазое чудо. Принцесса.

Лизе только-только исполнилось два годика, когда летом случился первый приступ. Ему тогда особого значения не придали. Но к осени приступы участились: судорожный синдром, обмороки, потеря сознания, бледность. Невропатолог поставил диагноз – эпилепсия, назначил препараты. Эпилепсию подтвердили и врачи областной больницы, куда Лиза попала прошлым летом. «Мы уже готовились к выписке, когда дочку посмотрела врач-кардиолог, – рассказывает Ирина. – Потом она долго расспрашивала меня о её состоянии, о характере приступов и наконец сказала: «Я вас не отпущу, уверена, Лиза – мой пациент». Нас перевели в кардиологическое отделение. И после обследования поставили диагноз: синдром удлинённого интервала QT».

Звучит совсем не страшно, правда? На самом же деле за этими, на первый взгляд, безобидными словами – холод и туман. Опасное нарушение ритма сердца грозило девочке огромным риском внезапной смерти. Лизонька могла умереть. В любой момент. Мгновенно. Шанс избежать этого риска был один – симпатэктомия. Операция, которую в России освоили совсем недавно.

Почему нужна помощь?

«В первые же наши сутки пребывания в Национальном медико-хирургическом центре имени Пирогова вечером у Лизы произошёл тяжелейший приступ, – рассказывает Ирина. – Три раза в течение пяти минут она теряла сознание, синела». Знаете, что это значит? Три раза в течение пяти минут девочка оказывалась в предсмертном состоянии. «Операция. В обязательном порядке», – сказали столичные врачи. Убеждать Ирину не было необходимости. Кто, как не мать, привыкшая прислушиваться к дыханию дочки и днём и ночью, понимала – это единственный шанс Лизы на жизнь.

Симпатэктомию – операцию, которая блокирует выброс адреналина в сердце и предотвращает смертельно опасные обмороки, – Лизоньке сделали 20 апреля. Врачи не стали ждать оплаты высокотехнологичного хирургического лечения. Ждать было нельзя. А 4 мая девочке имплантировали кардиовертер-дефибриллятор, предотвращающий летальный исход у пациентов, имеющих угрожающую жизни желудочковую аритмию.

Сейчас малышка уже дома. Её берегут как зеницу ока, ведь ещё даже послеоперационный шов как следует не зажил. Когда Лиза минует восстановительный период, ей даже можно будет ходить в детский сад. Правда, об особенностях ребёнка придётся предупредить воспитателей. И от некоторых детских забав придётся отказаться, от командных игр, например. Всё это ерунда в сравнении с тем, что малышка будет жить.

Но от прозы жизни всё равно никуда не деться – операцию нужно оплатить. Ирина с мужем просчитывали и так и эдак, но выходило, что самостоятельно собрать почти 260 тысяч рублей им не под силу. Ирина, по понятным причинам, всё своё время посвящает дочке, Лизин папа работает на заводе, его зарплаты хватает только на неотложные нужды. Продать старенькую машину если и удастся, то за сущие копейки. «Обратиться в благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце» нам посоветовали врачи, – говорит Ирина. – Мы очень надеемся на поддержку людей с добрыми сердцами. Уверены, их немало».

…Маленькая Лиза уже снова играет «в дом». Купает пупсиков, готовит им понарошку обеды, прогуливает в коляске. Заботливо, бережно, как мама с папой относятся к ней самой. В минуты отдыха от «домашних хлопот» присаживается к телевизору посмотреть любимые старые добрые мультики, среди которых истории про Винни Пуха вне конкуренции. Вот медвежонок идёт с подарком к Сове и, преисполненный торжественностьи, произносит: «Поздравляю с Днём рождения, желаю счастья в личной жизни! Пух». Лизонька ликует. Ведь совсем скоро и у неё день рождения. 1 июня, в День защиты детей. Кардиохирурги уже преподнесли ей бесценный подарок. Теперь очередь за нами, дорогие читатели. Понятно, далеко не у каждого жителя Среднего Урала завалялись лишние «двести с лишним тысяч». А если скинуться всем миром, по чуть-чуть? Ведь так и поступают обычно добрые друзья, желая порадовать именинника.

Малышка, конечно, не поймёт ценности нашего с вами подарка. Но, когда она вырастет, мама Ира обязательно расскажет дочке и про докторов, спасших ей жизнь, и про земляков, которые пришли на помощь семье.

«АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 245 960 рублей на оплату операции, сделанной трёхлетней Елизавете Батуевой из Нижнего Тагила.

Статья "Что подарить Лизе?" из еженедельника "Аргументы и Факты" № 21 от 24/05/2017
Автор: Рада БОЖЕНКО

Источник: http://dobroe.aif.ru/?t=1&page=1&id=7650