Чтобы жить, Кате Коноваловой необходим кардиостимулятор. А еще говорят, снаряд в одну воронку дважды не попадает...

У Кати Коноваловой разрастается сердце. Сначала оно было маленькое, с зерно, когда Катя ещё сидела в животе у своей мамы. (Маме уже шло к сорока, она работала в трамвайном депо города Иваново диспетчером, а папа Кати работал там же электриком: поздняя любовь - пришёл чинить проводку). Потом сердце чуть-чуть подросло и, когда Катю с мамой выписывали из роддома, было, как показалось всем, самым обычным. Катя росла и развивалась, и сердце тоже росло. Даже быстрее, чем Катя, которая взрослела у папы на руках. У него тогда уже не было работы в депо, а у мамы ещё была, и поэтому к педиатру спрашивать про газики носил дочь Лёша, выкладывал дочь на животик тоже Лёша, он же вставал по ночам послушать, дышит ли девочка, и вводил прикорм. После очередной прививки папе сказали, что с сердцем, которое росло в Кате, всё плохо. В сердце дырочка, «и кровь, грит, переливается не туда, куда надо». (Лёша Коновалов изъясняется именно так - у него всё время кто-то что-то «грит», даже когда вокруг Коноваловых все молчат.)   Дырочка в 5 миллиметров. И надо зашивать.   Почему живёт Катя   Зашили. «Катерина очень боялась этого некрасивого шва. Он долго заживал, чесался. Помню, ночью сковырнул ей последнюю засохшую корочку. Она утром: «Где?!» - грит. - «Мышка унесла…» Дырочку зашили, но не очень хорошо: она уменьшилась до 3 мм. Папа с Катей поехали из больницы обратно в Иваново. А сердце продолжило расти. К той осени - полтора года н¬азад, когда во время школьной диспан¬серизации у Кати нашли рак яичников, - сердце было уже очень большим, «но нас посылали из больницы в больницу, давали выписки, а что в них написано, грит, не объясняли…».   Лёша Коновалов сбивчиво рассказывает мне, как они дотянули до марта этого года, катаясь из Иваново в Москву, перебиваясь случайными заработками, перетаскивая из больницы в больницу выписки, в которых ничего не понимали, как продали любимую Катину козу Марту, чтобы наскрести на очередную поездку по врачам, как вырезали Катин рак и как наконец услышали что-то конкретное: «Ситуация критическая, без кардиостимулятора дальше не справиться». Катя к этому моменту уже была на домашнем обучении. Перестала мучиться раковыми болями в животе и пояснице - МРТ этой весной показала отсутствие рецидива на данном этапе, а значит, есть возможность установить стимулятор - и продолжала оставаться папиной дочкой. Чинили машину - Катя подавала ключ на 13, латали пристройку - нес¬ла шуруповёрт, папа расчёсывал Катины косы и утешал, что пришлось съесть поросёнка: «Из-за тяжёлого финансового, грит, положения». (Вообще надо сказать, что Катя мечтает стать ветеринаром - тащит с улицы, на которую пока может выходить, правда, всё медленнее, галок, щенков и котят, лечит им конъюнктивит, укладывает спать, выпускает с поджившим крылом на свободу; кормит домашних новорождённых козлят из бутылочки с соской...) Ещё папе сказали, что никакая квота не покроет цену кардиостимулятора, который даст Кате 10 лет жизни, до нового имплантирования. Потому что сейчас она живёт со своим разросшимся от всех вмещённых в него любовей сердцем, мне кажется, только за счёт того, что Лёша очень хочет, чтобы дочка жила.   - Я с Катериной как со взрослой, грит, разговариваю, она всё понимает, не то что младший брат. Ругаю за что-нибудь, а она, грит, бросается мне на грудь: «Да я же знаю, что ты всё равно меня любишь!» Так и живём, грит. Разговор сердцем.   «Мамка нам тоже нужна»   Кажется, что уже всё, достаточно, должен же быть предел. Нет. Мама Коноваловых должна лечь на операцию - вернулся рак кишечника, отрезанный два года назад. Но не ложится. «Подожди, вот разберусь с Катериной, займёмся тобой, мамка нам, грит, тоже нужна», - подбадривает жену Лёша. Его самого опять уволили с работы: «У вас, грит, слух на нервной почве упал». Машину Коноваловы продали вместе с козой. Живут на пенсии Кати и мамы. Сердце растёт. Понимаете, грит?
Вот теперь всё. Купите кардио¬стимулятор для Кати. А то непонятно, с кем всё это время говорит Алексей Коновалов. Мне показалось, что с чьим-то сердцем…   «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 700 тыс. рублей на кардиостимулятор для Кати Коноваловой, 15 лет, Иваново.   Тем, кто хочет помочь   Перечислить деньги на счёт можно тремя способами: С помощью сотового телефона 1. Напишите SMS на номер 2580.
2. В SMS укажите, какую сумму в рублях вы хотите перечислить (например: 300).
3. Дождитесь ответного SMS с просьбой подтвердить платёж.
4. Напишите любой ответ для подтверждения платежа.   Через интернет   1. Зайдите на сайт фонда www.dobroe.aif.ru
2. В меню выберите раздел «Как помочь», затем зайдите в окно «С помощью банковской карты».
3. Следуйте инструкциям.   Через банковский перевод   1. Счёт фонда в Сбербанке: БФ «АиФ. Доброе сердце», № сч. 40703810838090000738 в ПАО «Сбербанк» (Москва), ИНН 7701619391, БИК 044525225,
2. корр/сч 30101810400000000225.
3. В графе «Назначение платежа» напишите: пожертвование.
Как узнать, поступили ли ваши средства? 1. Зайдите на сайт фонда www.dobroe.aif.ru в раздел «Наши отчёты».
2. Позвоните по указанным номерам тел.: (916) 941-41-12; (495) 646-57-89 (доб. 4554).
3. Спросите нас по e-mail Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 

Статья «Разговор с сердцем» из еженедельника "Аргументы и Факты" № 15 от 12/04/2017 Автор: Полина ИВАНУШКИНА

 

 

Источник: http://dobroe.aif.ru/?t=1&page=1&id=7536